ТЕЛЕФОНЫ РЕДАКЦИИ: +7 812 380-9475, +7 812 764-5529
На главную страницуНаши изданияЖурнал Легкая Промышленность, Курьер

Легкая промышленность нуждается в переменах

В конце января у губернатора состоялось совместное  рабочее  совещание с участием руководителей предприятий и представителя Минпромторга, на котором обсуждались перспективы развития легкой промышленности в Петербурге и необходимые меры, способствующие  более эффективной работе предприятий.  Обе стороны власти выразили готовность оказать поддержку отрасли в сложившейся экономической ситуации. Но и по прошествии 4 месяцев дело практически не сдвинулось с мертвой точки. 

В конце мая в Государстве­ной Думе по инициативе Союза производителей швейных изделий состоялся круглый стол «Влияние стандартов на импортозамещение в России». Наряду с представителями Союза в мероприятии приняли участие: Т. Плетнева — заместитель председателя Комитета Государственной Думы Федерального Собрания РФ по Регламенту и организации работы Государственной Думы, Н. Коломейцев, заместитель председателя комитета Госдумы по труду, социальной политике фракции КПРФ, А. Круглик, президент ОАО «Рослегпром», представитель Комитета по инновациям, а также представители СМИ, телевидения.

Лейтмотив всех выступлений — в настоящее время возникла потребность в детальной проработке программы развития легкой промышленности. Итогом встречи стали выработанные предложения. Решение круглого стола было направлено Президенту РФ Путину В. В., копия Премьеру РФ Медведеву Д. А. и Министру промышленности и торговли РФ Мантурову Д. В. В свою очередь Т. Плетнева также направила депутатский запрос Председателю правительства РФ Медведеву Д. А.

Предлагаем вашему вниманию основные выступления.

Даешь эксперимент!

Круглый стол открыл доклад президента ОАО «Рослегпром» Александра Круглика.

Анализируя ситуацию на рынке, он привел статистические данные за последние два года, констатируя, что падение в отрасли началось еще в 2013 г., когда рост текстильно-швейного производства составил — 104,3%, а кожевенно-обувного — 95,6%, в 2014 году эти цифры снизились до 97,5% и 95,2% соответственно. А цифрам за первый квартал 2015 (текстильное и швейное производство — 84,2%, производство кожи и изделий из кожи — 84,2%), по словам докладчика, «ужаснулся даже наш премьер, когда были слушания по легкой промышленности — в других отраслях такого падения нет».

Одной из причин А. Круглик назвал отсутствие покупательского спроса, в то время как именно покупатель становится единственным инвестором легкой промышленности. Вторая причина, осложнившая последний кризис — отсутствие сырья. Если раньше был свой текстиль на уровне промышленности, сейчас ткани и сырье в основном привозные. Вывод — текстильную промышленность нужно возрождать в первую очередь, и для этого необходимы большие инвестиции и поддержка государства. К сожалению, в продвижении этого вопроса пока есть только отрицательные результаты. Докладчик привел один из примеров, когда после весенней ярмарки, чтобы обратить на себя внимание, 120 руководителей предприятий при поддержке ОАО «Рослегпром» написали письмо Путину.

«Через месяц получили отписку, набор абзацев, которые мы получали уже раньше в других письмах, от других ведомств. Хотя на этот раз отвечали четыре министерства — Минэкономразвития, Минпромторг, Минсельхоз и ПТС.

Если такая ситуация будет продолжаться, развития легкой промышленности не произойдет. Будут отдельные предприятия, достигшие мирового уровня развития, будут малые предприятия, одни будут прозябать, другие — возрождаться».

Между тем нужна четкая политика — посыл президента ОАО «Рослегпром».

Главный аргумент — сегодня отрасль инвестиционно не привлекательна, ни один олигарх в легкую промышленность не вкладывается (исключение составляет гособоронзаказ). А все потому, что в этой отрасли много труда и мало отдачи. Рентабельность низкая, потому что отечественные производители конкурируют на своем рынке с Юго-Восточной Азией и Китаем. Очевидно, нужно создавать определенные условия, увеличивать зарплату — в нашей отрасли она в два раза ниже, чем в обрабатывающей промышленности, а это значит, что легкая промышленность не только инвестиционно не привлекательна, но не привлекательна и как рынок труда.

«Настало время менять правила, сделать их более ясными для бизнеса, — подытожил А. Круглик. — Мы понимаем, что государство не может уменьшить кредитную ставку, потому что она не может быть меньше инфляции. Но и предприятия сейчас не побегут за кредитами, чтобы выпускать продукцию, — ее не продать. Значит, нужно поднимать покупательную способность населения, для этого существует много механизмов. Важно не бездействовать, не ждать, что все рассосется само собой».

Свой доклад президент ОАО «Рослег­пром» закончил на позитивной ноте, свидетельствуя о том, что, несмотря на все сложности, представители отрасли еще не потеряли оптимизма.

«Судя по цифрам первого квартала, дна легкая промышленность еще не достигла. Ожидается, что какой-то покупательный всплеск появится во второй половине года. Положительный момент в том, что с рынка уходит импорт, сокращение импортных товаров составляет около 40 процентов.

Конечно, самый большой ущерб наносится именно в средне-ценовом сегменте и по обуви, и по одежде. Однако, несмотря на падение производства, падение импорта, в целом отечественный рынок вырос. В 2014 году было продано товаров легкой промышленности на 3,3 триллиона рублей (это товарные запчасти, электроника, бытовая техника и т. д.) То есть, наш рынок — гигантский, и если создать нормальные условия для легкой промышленности, нам есть что замещать.

Каждая вещь, сшитая и проданная на территории нашей страны — это импортозамещение. Сейчас очень важно успеть занять высвободившиеся ниши — и здесь может помочь государство, создавая нормальные условия. Конечно, это не программы по субсидиям, которыми могут воспользоваться 30—40 предприятий, они не решают проблемы. Нужно создать другие условия».

А. Круглик предложил начать с исследований рынка. В частности, Министерство экономического развития РФ может провести подробный анализ и выяснить, почему у нас ни одну продукцию не выгодно производить? В чем причина? Можно также рассчитать себестоимость каждого отечественного изделия и сравнить ее с таким же изделием, изготовленным в другом государстве, например, в Кыргызстане. И сравнить с теми условиями, в которых она произведена. И эти условия нужно перевыравнивать, передавать приоритет нашей промышленности.

Президент Рослегпрома также предложил провести экономический эксперимент — устроить налоговые каникулы, освободив легкую промышленность от всех видов налогов, при условии, что производители будут вкладывать часть прибыли в развитие производства. Для контроля — ввести налоговое отслеживание.

«Это важно сделать сегодня, когда ниша высвободилась, и сейчас пойдет покупательский спрос. В противном случае, импортер очень быстро отреагирует и опять заполнит наш рынок».

В качестве резюме: «Самое примечательное в этом эксперименте то, что при любом раскладе никто не пострадает. А если будет положительный результат, через год-два можно сделать такой же эксперимент в другой отрасли».

О разработке четких стандартов 

С. Тихомирова (генеральный директор «Салют») в своем выступлении говорила о том, что до сих пор не решен вопрос школьной формы, производителю непонятно, какую одежду для школьников производить. Она предложила два пути решения существующей проблемы. Один — на законодательном уровне присвоить товарный код школьной форме, второй — разработать стандарт, в соответствии с которым будут предъявляться требования к качеству школьной формы и внешнему виду обучающихся.

Вадим Бочкарев (генеральный директор фабрики детской обуви) затронул вопрос внесения изменений в правила маркировки обуви с целью усиления контроля за поступающей на российский рынок продукцией. На сегодняшний день маркировка обуви не дает объективной информации о том, из каких материалов изготовлена ввозимая обувь (натуральной кожи или спилка, покрытого искусственной пленкой).

Шереметьев А. П. (исполнительный директор «Нева металл посуда») сделал акцент на то, что стандарты надо разрабатывать самим компаниям, поскольку «наша промышленная политика невнятна». «В течение 25 лет термин «промышленная политика» практически не употребляли, а принятый наконец-то в 2014 году закон о промышленной политике оказался направленным в угоду международному праву, в угоду отраслями с минимальной добавленной стоимостью (металлургия, газ и т. д.)».

После вступления России в ВТО в августе 2012 года одним из главных соглашений является соглашение по техническим барьерам с торговлей, которое также имеет довольно узкую направленность — содействие международной торговле промышленными и сельскохозяйственными товарами. Это как раз то, что сильно задевает производителей легкой промышленности.

По распоряжению правительства РФ в 2002 году был разработан Закон о техническом регулировании, который резко снизил планку требований по всем техническим параметрам, естественно, он носит общий характер. Государственные стандарты этим законом фактически приравнены к внутренним стандартам. То есть, предприятия имеют внутренний стандарт, который не противоречит стандарту РФ (в принципе его может и не быть). В то же время понятно, что отсутствие стандартов и четких требований не идет на пользу стране в целом, мешает работе каждой компании.

«В Комитете по техническому регулированию руководителей предприятий «отфутболивают», — заметил А. Шереметьев, — говорят: «Мы не можем написать все стандарты». Проблема в том, что специалистов не осталось, старым кадрам — по 85 лет, новые — больше маркетологи, чем «технари». Выход один — написать стандарт на свой товар с помощью сотрудников компании. На это надо потратить свое время и деньги, но пока мы этого не сделаем, надеяться еще на кого-то — бесполезно. Конечно, не все компании могут профинансировать такую работу. Для этого существует ассоциация, общими усилиями предприятий можно выработать отраслевые стандарты. Также представителям ассоциации необходимо входить в технические комитеты, чтобы проводить свою политику, которая нужна отрасли.

Шереметьев также обратил внимание на стандарты наших соседей — Белоруссии и Казахстана. «В Белоруссии принят закон «О техническом нормировании и стандартизации», и в статье 21 написано, что международные стандарты применяются только в том случае, если они не противоречат законодательству Республики Белоруссии и введены в действие в соответствии с государственным стандартом Белоруссии. А еще более детально прописаны регламенты применения международных стандартов в законодательстве республики Казахстан в законе о техническом регулировании. В Казахстане практически нет никакой промышленности, а стандарты расписаны очень подробно, поэтому там закон невозможно обойти.

Росстандарт сегодня не функционирует. C 2010 года существует два вида сертификации: добровольная и обязательная, которые проводятся на основании ГОСТов, фактически отмененных. Получается, что проводятся они чисто формально. Поэтому к нам везут все что ни попадя. Пока российское законодательство не будет изменено, мы будем иметь ту излишнюю конкуренцию, которая есть на сегодняшний день. Безусловно, надо усиливать российский стандарт, который бы оказал влияние на качество товара, на развитие промышленности, на развитие экономики, ужесточение требований».

Надо вместе отстаивать свои интересы 

Н. Коломейцев, зам. председателя комитета Госдумы по труду, социальной политике фракции КПРФ:

— Что касается стандартизации, безусловно, это один из фундаментов независимости страны. Как известно, до 1991 года 60 процентов комитетов международной организации стандартизации занимали представители Советского союза, поэтому стандарты советские были значительно жестче, чем стандарты западных стран. И именно на этом зиждилась наша конкурентоспособность в оборонной, космической и станкостроительной промышленности. Но в 2006 году либералы «протащили» закон о техническом регулировании, который практически похоронил нашу конкурентоспособность. Впоследствии правительство признало его антигосударственным. Недавно был принят новый Закон о стандартизации в РФ. Конечно, он более мягкий, но это первые шаги в промышленной политике, которые удалось предпринять.

С моей точки зрения, проблема заключается в том, что наше сообщество плохо организовано и не использует даже те механизмы, которые есть. В частности, в прошлом году в июле было создано Агентство кредитных гарантий, под которое из бюджета были выделены 50 млрд рублей и о котором, вероятно, большая часть предпринимательского сообщества не знает. Наша фракция настаивала, чтобы на первый год или полгода выделили 10 млрд руб., а остальную сумму перенесли на другой период. Однако, Минэкономразвития использовало только 1,4 млрд рублей. В итоге реализовано всего 212 заявок предпринимателей, и 205 млн потрачено на это агентство. Наша фракция, жестко критикуя министра А. Улюкаева, настаивала на том, чтобы Агентство кредитных гарантий передать в сферу Минпромторга, потому что на развитие промышленности и повышение конкурентоспособности в бюджете заложено всего 20 млрд руб. (!) Как говорится, почувствуйте разницу.

В связи с этим, хотелось бы акцентировать ваше внимание на следующих моментах. Надо укреплять профессиональные ассоциации и связь с депутатами, вместе отстаивать свои интересы. У вас есть организованная отраслевая группа, а надо, чтобы была отраслевая ассоциация.

Я изучал практику Америки, Западной Европы и Германии в частности. Там ни один закон касательно отраслей не принимается без мнения отраслевых ассоциаций. То есть, Бундестаг перед тем, как внести на рассмотрение закон, обязательно проводит целевую встречу с отраслевым сообществом. Ни один стандарт не принимается без утверждения профессиональным сообществом.

Естественно, если у нас нет жёстких требований, а наоборот, сделано максимальное ослабление, сюда сразу ринулся весь хлам из Китая и других стран. Попробуйте выйти на рынок Западной Европы… Там ведь система такая, что, если вы завозите продукцию, которая есть у них, то их внутренним законодательством при всех рассказах о рынке вам обязательно введут дополнительный платёж, который пойдёт на подъём уровня их производства до вашего уровня, как минимум. И там, кстати, эти деньги, целевым образом изъятые таможней, попадут отраслевому сообществу. Такое законодательство.

Сегодня из 26 триллионов рынка розничной торговли, наша легкая промышленность заполняет нишу где-то процентов на 8. Всё остальное ушло к китайцам, туркам, европейцам и т. д.

С моей точки зрения, вы, как профессионалы, которые выживают не благодаря, а вопреки, должны сейчас проанализировать ситуацию и вместе с нами вносить поправки для защиты своего рынка.

В середине мая мы приняли законы, которые облегчат доступ товаров отечественных производителей в наши сетевые компании (как правило, они являются иностранными). Мы ограничили сборы с 10 до 3 процентов, что уже повышает уровень рентабельности получаемых денег. А также ограничили алчные вопросы входа в сети и срок возврата денег 10–20 днями (было 150 дней). Считаем, что эти меры дают преференции нашим производителям.

Конечно, как профессионалы вы лучше и глубже знаете проблематику, есть вопросы, которые вы решаете с помощью каких-то других механизмов, а на самом деле их можно решать законодательно. Призываю вас к сотрудничеству. Собраться один раз и поговорить — это не очень результативно. Нужно выработать систему встреч.

С правлением других ассоциаций мы, как правило, собираемся раз в квартал и раз в полгода — более широким кругом, для того, чтобы определить заранее повестку. Вместе обсуждаем перечень проблемных вопросов и затем представляем на уровень министерства и правительства, с которыми также выработан алгоритм встреч.

Также в номере:
Отрасль и рынок
ПРЯДИЛЬНО-НИТОЧНЫЙ КОМБИНАТ ИМ. КИРОВА – РАЗРАБОТЧИК НОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ
Прядильно-ниточный комбинат им. С. М. Кирова с более чем 180-летней историей является редким примером предприятия, сохранившего свою специфику и местоположение. Его основатель — выходец из Германии барон Людвиг Штиглиц, открывший во второй четверти XIX века Невскую бумагопрядильную мануфактуру. Успехи предприятия неоднократно отмечались на самых высоких уровнях. Два поколения потомков Штиглица продолжили его дело, которое не перестало развиваться после Октябрьской Революции. Комбинат работал и во время Великой Отечественной ­войны, в его цехах изготавливались маскировочные сети для укрытия особо важных зданий города. Читать далее »
Отрасль и рынок
МД «ХАРЛЕН» – УСПЕШНАЯ БИЗНЕС-МОДЕЛЬ НА РОССИЙСКОМ РЫНКЕ
ИРИНА КАСАЕВА, ДИРЕКТОР МД «ХАРЛЕН»Модный дом «Харлен» — одна из ключевых модных компаний Санкт-Петербурга. Авторитет среди профессионалов модного сообщества «Харлен» заработал не только своей более чем 20-летней историей, но и успешной бизнес-моделью.  Читать далее »
Оборудование
Все, что нужно для безупречного результата
В наше время струйная цифровая печать становиться все более популярной для самых разнообразных сфер применения. Компания Konica Minolta давно и хорошо известна на мировом рынке не только как производитель печатных решений для цифровых типографий и офиса, но и как производитель печатающих головок для струйной печати. Сегодня мы хотим рассказать об уникальном решении Konica Minolta Nassenger PRO для прямой печати по тканям. Читать далее »