ТЕЛЕФОНЫ РЕДАКЦИИ: +7 812 380-9475, +7 812 764-5529
На главную страницуНаши изданияЖурнал Легкая Промышленность, Курьер

Фабрики вместо храмов

Так уж вышло

Фабричная архитектура, как отмечает известный краевед Александр Тихомиров, - это заметный культурный пласт в истории нашего региона. Основная часть нынешних фабричных комплексов сложилась в конце XIX - начале ХХ века. Именно тогда фабрики модернизировались и смещались к реке, так как новый технологический процесс требовал большого количества воды. 

Долгое время в советском искусствоведении господствовала теория о том, что в этот период в России не строилось ничего ценного, архитектура переживала застой.

«Это парадоксальная ситуация: почему-то движение художников-передвижников, выступивших против академического искусства, считалось прогрессом, а аналогичное движение архитекторов, ратовавших за сочетание пользы и красоты - регрессом», - говорит Александр Тихомиров.

Соответственно, фабричная архитектура долгое время не считалась чем-то ценным. Между тем, по оценке Тихомирова, она вовсе не была тупиковой веткой развития зодчества. Напротив, многие фабричные здания того времени выглядят весьма презентабельно, отражают свою эпоху. Для фабричных комплексов характерны такие стили как модерн, неоклассицизм. Но больше всего зданий в стиле эклектики. Как и в советское время, этому слову придают некоторый негативный оттенок, подразумевая, что эклектика – это «мешанина».

«На самом деле название этого стиля происходит от слова «выбирать», - говорит Александр Тихомиров. – Это своего рода следствие демократизации общества».

В целом стиль фабричных комплексов определяли вкусы и предпочтения заказчика. Например, сильно было стремление объединить красоту и пользу: именно поэтому большинство фабричных зданий строилось из красного кирпича. Это позволяло избегать ремонтов и создавать богатую отделку. Прием оказался столь удачным, что впоследствии был распространен на здания больниц, школ, профессиональных училищ и так далее.

Кроме того, во многих фабричных корпусах (не только в Иванове, но и в Наволоках, Кинешме, Шуе) прослеживаются черты рыцарских замков, присутствует налет готического стиля. На фабриках особо не экономили. Даже во время Первой мировой войны создавались качественные здания по оригинальным проектам, которые должны были поддерживать престиж архитекторов и владельцев фабрик.

Историки выделяют два типа фабрик: с открытой территорией (как комбинат им. Самойлова, где здания располагаются в произвольном порядке) и с периметральной застройкой (как «БИМ», когда по периметру располагаются здания, связывающие фабрику с миром, – склады, заводоуправление, конторы, дома специалистов и казармы рабочих и т.д.).

Здания постоянно достраивались. Но высокая строительная культура XIX - начала ХХ века, как отмечает Александр Тихомиров, способствовала тому, что все работы проводились очень деликатно и их следы фактически незаметны.

В фабричных корпусах немало «изюминок», которые не видны снаружи. Например, там есть шикарные металлические колонны с капителями,  лестницы, фонари (литьем занимались Смоляковский чугунно-литейный завод, товарищество механических изделий и т.д.), а кое-где на территориях фабрик сохранились и булыжные мостовые.

 

Не замок, но хутор…

Однако есть фактор, который ставит под сомнение ценность фабричной архитектуры и мешает ивановцам в полной мере гордиться этим наследием.

Причина такого положения, как говорит заведующий кафедрой землеустройства Ивановской сельскохозяйственной академии, архитектор, краевед Александр Снитко, кроется в том, что большинство фабричных комплексов не являются архитектурными ансамблями в полном смысле слова. Отдельным фабричным зданиям присущи и стиль, и некая брутальность, и оригинальная отделка. Но вот ансамбля не создано, здания поставлены кое-как.

«Фабрики создают ощущение крестьянского двора, хутора, - говорит Александр Снитко. – И это вполне объяснимо, ведь большинство фабрикантов были не иностранцами (как в Москве или Санкт-Петербурге), а бывшими крепостными крестьянами. Отсюда неизбежное противоречие, когда фабрики, имеющие сельский тип застройки, располагались в городской среде».

Кстати, по мнению Александра Снитко, для Иванова эта проблема характерна в меньшей степени, нежели для нынешних районных городов. В Иваново-Вознесенске фабрикантов было довольно много, и они вынуждены были учитывать окружение.

 

Фабрика-кремль

Исключительным по своей художественной ценности специалисты считают комплекс Большой Ивановской мануфактуры («БИМ», бывшей Куваевской мануфактуры), расположенный между проспектом Ленина, улицей Батурина и Уводью.

Как говорит Александр Тихомиров, в научной среде этот комплекс сегодня часто называют фабрикой-кремлем.

«Она действительно играет эту роль в нашем городе, занимает в нем центральное место, во многом формирует среду», - отмечает Александр Тихомиров.

«БИМ – это пример наиболее гармоничного фабричного ансамбля с точки зрения композиционного решения, - соглашается Александр Снитко. - Комплекс проектировали лучшие архитекторы того времени: это и Троицкий, и Напалков, и Беггель. Здесь впервые в мире была осуществлена промышленная электросварка, которую изобрел известный физик Бенардос из Луха. Это настоящая жемчужина. Именно БИМ должен быть визитной карточкой региона, фоном любых телемостов и выступлений губернатора». Правда, до состояния визитки БИМ в своем нынешнем виде, по мнению специалистов, не дотягивает. Но если подобрать этому драгоценному камню достойную оправу, он заиграет новыми красками.

 

Не впервой

С того времени, как были построены фабричные комплексы, изменилось многое: технологический процесс, принципы организации производства, производительность труда. Так что фабричные здания в прежнем виде уже не нужны. И владельцы фабричной недвижимости вплотную сталкиваются с необходимостью перепрофилирования этих активов. Кстати, как говорит Александр Тихомиров, эта проблема отнюдь не нова.

Серьезный масштаб она впервые приобрела во второй половине XIX века. До этого в Иваново-Вознесенске широко развивалось ситцепечатное производство. После Отечественной войны 1812 года в Россию перестали завозить западные ткани, кроме того, московские фабрики были уничтожены пожаром. Все потребности страны в текстиле удовлетворяли фабрики Иваново-Вознесенска и окрестностей. Это был золотой век, когда текстилем здесь занимались все, кому не лень, а ивановские фабриканты купались в роскоши. Само собой, в это время   было построено большое количество фабричных зданий. Главным образом – ручных ситцепечатных производств, которые представляли собой здания из двух каменных этажей и высокого холодного чердака, где сушили ткань.

А потом начался кризис, связанный, как и сейчас, с нехваткой хлопка. Сырье на местные фабрики тогда поставлялось из Америки, где в 1861-1865 годах шла война между Севером и Югом. Поставки хлопка резко упали. Фабриканты побогаче начали развивать машинное производство, а мелкие фирмы просто не выдерживали новых условий и разорялись. И по всему городу осталось множество зданий набойных производств. Часть из них снесли, часть начали использовать под самые невероятные цели: школы, театры (например, театр Демидова), жилые дома, общественные собрания, склады.

Потом те, кто выжил в конкурентной борьбе, перенесли свои фабрики на реку, где сложилась нынешняя фабричная застройка.

Еще один кризис производства произошел в Иванове после революции. В ходе гражданской войны регион вновь оказалось без хлопка, а заодно без угля и нефти. Тогда население Иванова уменьшилось в три раза – со 150 до 50 тысяч человек. И только потом пришло время возрождения промышленности и нового строительства.

 

Сохранять, дополняя

Итак, сейчас в Иванове вновь актуален старый вопрос: что делать с фабричными корпусами? Согласно генеральному плану развития   г. Иваново, промышленные предприятия должны быть вынесены из центра города. Но при этом целый ряд зданий, расположенных в центре фабрик, являются памятниками архитектуры, подлежат охране и снесены быть не могут.

С этой проблемой сталкиваются многие города по всему миру. Подобные  примеры обсуждались на недавней конференции «Проект «Манчестер»: прошлое, настоящее и будущее индустриального города» (организованной ИГХТУ и университетом финского города Тампере).

Как рассказывает Александр Снитко, до 50-х – 60-х годов ХХ века при реконструкции промышленных кварталов в Европе использовался прием расчистки территории. Однако позже был взят курс на сохранение архитектурного наследия. Например, так реконструировался dock - land (район доков вдоль Темзы) в Лондоне, Манчестер, Ливерпуль и другие промышленные города Англии. Там старинные здания сохранялись, приводились в порядок и встраивались в новую застройку.

Такие здания в Европе широко используются под развлекательные центры, рестораны, гостиницы, а также лофты – элитные квартиры большой площади.

В России тоже есть удачные примеры реконструкций фабричных зданий. Так, в Москве корпуса фабрики «Красный Октябрь» используются под студии художников, в Санкт-Петербурге в одной из бывших фабрик работает культурный центр «Ткачи». В Иванове, по мнению специалистов, удачной находкой оказалось создание «ДербеневЪ Центра». Там удалось учесть даже детали. Например, металлическая лестница подсвечена и подана как раритет.

По мнению Александра Снитко, в дальнейшем к использованию фабричных зданий нужно подойти комплексно.

«Это историко-культурное наследие, но просто сохранять его не имеет смысла, - считает архитектор. - Нужно развивать комплексы, встраивая туда новые здания и сохраняя наиболее ценные старые постройки таким образом, чтобы получался законченный ансамбль».

Часть зданий еще может быть использована под производства (если это оправдано с экономической и технической точек зрения). Препятствием для размещения в старых корпусах текстильных производств может быть сетка колонн. В ряде случаев она мешает установке современного оборудования. И хотя эту сетку можно «проредить», это не всегда рационально, иногда дешевле бывает выстроить легкий производственный корпус на окраине. А вот для швейных цехов старые здания вполне пригодны.

Кроме того, в зависимости от местоположения и характеристик, фабричные корпуса могут использоваться для инновационных, обслуживающих, культурных нужд.

Часть зданий, по мнению Александра Снитко, достойно индивидуального подхода. Например, БИМ может стать мощным культурно-развлекательным комплексом (с музеями, ресторанами, развлекательными заведениями).

В здании шпульно-катушечной фабрики (бывшая фабрика Фокина на ул. Подгорная) можно было бы разместить торгово-развлекательный комплекс, дом моделей, объединяющий ивановских дизайнеров, площадку для модных показов.

А для музея истории текстильного производства Александр Снитко считает самым подходящим комбинат Самойлова. На этом предприятии, которое было основано в 1742 году, сохранились (беспрецедентный случай!) и корпуса набойной ручной мануфактуры, и корпуса в стиле эклектики и конструктивизма. Помимо производства, здесь можно показывать, что представлял собой офис много лет назад, как строился быт в индустриальном обществе. Ведь именно в XIX веке после «переселения народов» в города сложилась принципиально новая инфраструктура, которая функционирует до сих пор.

Жилье, ясли, детские сады, школы, больницы, рабочие столовые - все это было направлено на обеспечение бессбойности не только технологических и трудовых, но и социальных процессов. Затем, когда сократился рабочий день, появились учреждения досуга: рабочие клубы, народные дома, чайные, стадионы и даже велотрек (!).

«На этой истории можно строить региональную туристическую концепцию, - говорит Александр Снитко. - Причем привязать к ней и сувениры: из всех городов Золотого кольца туристы уезжают со значками, а из Иванова должны уезжать с платьями, сшитыми по индивидуальному заказу, и текстилем».

 

 

Комментарий:

Василий Гущин, председатель правления ассоциации предпринимателей текстильной и швейной промышленности:

- Иваново - не единственный город, где так много промышленной, индустриальной архитектуры оказалось в центре города. Внешний вид этих зданий очень разный. Он зависит он от инвестиций как в реконструкцию самого здания, так и в окружающий пространственный дизайн. В богатых городах (например, в крупных городах Европы или в Москве), где земля стоит дорого, к использованию таких зданий относятся изобретательно. Обычно они становятся частью какого-либо ансамбля. Вообще эта архитектура удачно сочетается с некоторыми другими стилями, образует своеобразный сплав стилей, так называемый «фьюжн». При нашей бедности трудно сделать из фабричных зданий что-то приличное, эти инвестиции не окупятся.

Надо отдать должное: большинство фабричных зданий прекрасно вписаны в ландшафт, имеют лаконичные формы и «излишества», не обязательные для промышленной архитектуры. Однако красота видна обывателю, только если здание содержится в хорошем состоянии.

Ряд фабричных зданий считается памятниками архитектуры. Но, на мой взгляд, не каждое здание, объявленное памятником архитектуры, таковым является. Политику властей на этапе принятия решения понять было можно: запретим что-либо переделывать, потом будем разбираться. Разбирательство затянулось. Теперь уже понятно, что состав памятников требует ревизии. Да и сам принцип отнесения зданий к этой категории тоже. Появились новые материалы, новые технологии строительства. Обычно их запрещают использовать при реконструкции, требуют сохранения аутентичности. Содержание памятника становится накладным и хлопотным делом. Часто это просто не рентабельно. Не каждой фабрике повезло с месторасположением и архитектурой. Здания большинства фабрик надо бы лишить статуса памятника, чтобы дать владельцам нормально развивать их. Ведь помимо затрат на содержание существуют законодательные ограничения на оборот памятников архитектуры. Получается: реконструировать дорого, продать потом можно будет дешево. Вот и будут эти здания ветшать и разрушаться. Не нужно обладать каким-то особым системным мышлением, чтобы понять: для владельцев здания-памятники в экономическом смысле - обуза. А со стороны общества и властей неизбежно постоянное раздражение относительно их плачевного состояния.

В нашем городе, пожалуй, только комплекс зданий бывшей фабрики «БИМ» обладает инвестиционной привлекательностью благодаря месторасположению и наличию свободной земли.

Что касается туристического потенциала региона, во многих городах центральной России в XIX веке строились текстильные предприятия по типовым на тот момент проектным решениям. Вряд ли можно привлечь туристов предложением осмотреть фабричную архитектуру, особенно учитывая состояние зданий. Со временем, конечно, интерес может проявиться. Но только с прекращением этого вида экономической деятельности. Вот тогда и можно будет показывать в музее эволюцию текстильного производства в Иванове с XVII века, когда оно зародилось, до XXI, когда оно прекратится.

 

Также в номере:
Отрасль и рынок
ШТОЛЛ на ITMA: гениальное созвучие
Выбор прекрасного испанского города Барселона для проведения международной выставки оборудования для текстильной промышленности ITMA 2011 был не случайным, а в чем-то даже и символичным. В столице Каталонии есть все, что создает великолепную атмосферу для такого яркого мероприятия – солнце, море, интересная культура, замечательная архитектура, богатая история, и, что не менее важно – гостеприимные и радушные хозяева города. Читать далее »
Новые технологии
Об оценке качества нетканых утеплителей
В предыдущих статьях (№№ 6, 7, 2011 г.) были изложены особенности области применения, способы холстоформирования и скрепления волокнистого холста, освещены используемое сырье и ассортимент, а также названы основные производители НУ в РФ. При этом отмечены тенденции дальнейшего роста объемов выпуска, расширения ассортимента и областей применения НУ. На сегодняшний день предприятиями освоены основные структуры и типы НУ, в основном термоскрепленных утеплителей Читать далее »
Оборудование
Direсtron и другое оборудование для работы с тяжелыми материалами
Продукция, требующая для своего изготовления швейного оборудования, спо-собного работать с тяжелыми и толстыми материалами, часто характеризуется по-вышенными требованиями к надежности и качеству ниточного соединения Читать далее »