Этот материал вышел в № 05 за 2014 год
Пролистать PDF

- Василий Евгеньевич, какие сейчас настроения у предпринимателей отрасли?

- Провокационный вопрос. Статистические показатели и в текстильной, и в швейной отрасли неплохие. А вот экономические показатели оставляют желать лучшего. Цены на нашу продукцию низкие, и надлежащего уровня рентабельности они не обеспечивают (у многих она отрицательная). А поднять цены мы не можем из-за продолжающегося кризиса спроса.

- Насколько отрасль сейчас является значимой для области, для страны?

- Власти говорят о том, что отрасль значима. И это важно, потому что раньше этого не говорили. Конечно, на уровне страны доля отрасли в ВВП, в налоговых платежах невелика. На уровне региона роль отрасли более заметна. Не стоит сбрасывать со счетов и наш малый бизнес, который живет торговлей текстильной продукцией. Эти предприниматели являются драйверами развития отрасли. В наших специализированных торговых центрах сегодня много импорта, но много и местных товаров. А это значит, что этот бизнес замешан не на патриотизме и верности традициям, а на том, что в нем есть выгода. Главное, чтобы она сохранялась.

В целом, развитие легпрома (как и любой другой отрасли обрабатывающей промышленности) сегодня сдерживается отсутствием инвестиций и доступа к кредитам. Без этого все разговоры о том, что нам нужен новый текстиль, останутся только разговорами. Рассчитывать на то, что в эту отрасль придут иностранные или «нефтяные» деньги, не приходится. Текстиль для этого слишком непростой и слишком высоко конкурентный бизнес. Тем более, конкурировать приходится и с отечественным теневым производством и с импортными товарами, многие из которых появились в России неизвестно как.

Задачи перед промышленностью, перед собственниками, технологами, отраслевой наукой стоят по большей части не решаемые. У нас нет сырьевой базы по многим позициям. В стране производятся, например, спецволокна на бронежилеты и еще какие-то цели. Но с точки зрения массового сырья мы в достаточных объемах выпускаем только полиамид и полипропилен, которые существенно уступают полиэстеру и хлопку.

- Казалось бы, логический тупик…

- Нет, это практический тупик. А логического как раз нет. Предпосылки для того, чтобы текстиль начал развиваться, существуют. Просто государству нужно разделить с предпринимателями риски.  Мы сегодня работаем на старом рынке, сформированном еще нашими прадедами, продаем старый продукт, прообраз которого был придуман еще прапрадедами. Переход на новый продукт и на новые рынки невозможен без риска и без потерь. Государство это должно понимать. Ожидать, что будут приняты некие структурные решения, и все заработает само собой без предпринимательской активности, креативности и воли, не приходится.

Например, правительство США много лет вкладывало деньги (и в значительной мере, впустую) в «Кремниевую долину». И сегодня это мощный мировой центр IT-индустрии. Это пример правильного подхода к делу. Есть и другой пример – биохимический кластер в Германии. Государство вбухало в него кучу денег, но ничего не получилось, так как это не было поддержано предпринимательской активностью. Только энергия и мотивация предпринимателей помогают решать глобальные задачи. Это как победа в войне. Да, наверное, было мудрое руководство. Но была энергия, была мотивация и, главное, была экономика. Потому что война – это экономика и логистика. Если ты пошел в наступление и остался без боеприпасов, героизм не поможет. Точно так же и нам сейчас нужна помощь. Нельзя палками воевать против танков. Но именно это происходит в текстиле.

- Ну а танки – это что? Это импорт?

- Да. Новые технологии, новая дорогостоящая техника. Недавно одному очень известному и успешному российскому предпринимателю банк отказал в кредите на новую линию на том основании, что в России аналогов ей нет и, следовательно, ее (как залог) будет трудно продать. И ни его безупречная кредитная история, ни репутация руководителя, ни мощная экономика предприятия не помогли.

- У власти есть понимание, что пора делить риски?

- Да, причем и у региональной, и у федеральной. Пока не очень ясны механизмы. Как всегда, у чиновников сильны опасения, что средства, выделенные на поддержку, разворуют. И это логично, чиновникам за это отвечать. Механизмы ищут.

- Успеют?

- Мне трудно сказать. Неизвестно, какие ограничения будут использоваться для контроля за ситуацией. Пока речь идет о создании фондов, которые будут участвовать в финансировании и реализации проектов. Если ими будут управлять с помощью рыночных методов, все будет в порядке.

Не делить риски сегодня невозможно. Если для целей обороны нужно 100 тонн волокна в год, а минимальная оправданная мощность – 200 тонн в месяц, то с этим нужно что-то решать.

- Ассоциацию предпринимателей текстильной и швейной промышленности пытались создать много раз. Наконец, она успешно функционирует. Есть ли здравое зерно в объединении?

- Сейчас в ассоциации активно работают люди, которые не преследуют коммерческие цели, а защищают некие общественные интересы. Во взаимоотношениях с налоговыми органами, с РСТ и так далее, они представляют не себя, а отрасль. Свое отношение к тем или иным новациям нужно выражать хотя бы для того, чтобы потом не было разговоров, что никто не выступал против. Мы занимаемся вопросами, которые затрагивают отрасль, регион.

- Кстати, о регионе. Насколько область действительно  «завязана» на текстиль? Может быть слава «текстильного края» - это уже прошлое?

- Область «завязана» на текстиль серьезно. И развязаться будет трудно. Там где (как у нас) исторически сложились культурные, технологические и промышленные традиции – нужно создавать стимулы к тому, чтобы эти традиции помогали росту уровня жизни людей. Как только они перестанут выполнять эту функцию, они перейдут в область преданий. У нас сейчас рубежный этап. Чтобы текстиль не стал преданием, нужно восстановить инвестиционный процесс в самое ближайшее время. Да, нижние переделы (например, прядение) ушли в Центральную Азию, но дизайн и дистрибуция еще долго могут быть сосредоточены у нас.

- Текстиль – это еще и личности. Как вы считаете, что отличает тех предпринимателей, которые успешно работают в этой непростой отрасли?

- Набор стандартный. Это и харизма, и энергия, и компетентность, и хорошая команда. Может быть, это звучит банально, но это так.

Также в номере:

Традиции турецкого трикотажного искусства – теперь в России!

В одном из предыдущих выпусков нашего журнала мы познакомили читателей с предприятием «МАДИО ТЕКСТИЛЬ», производящим трикотажные полотна под брендом МADIYO, уже давно известным в России. Предприятие активно развивается, и теперь все больше российских швейников, привыкших к качеству турецкого трикотажного полотна, смогут приобрести  продукцию, не обращаясь к зарубежным поставщикам.
Читать далее »

Петербургский кластер: медленной поступью к намеченной цели

В конце мая в Петербурге состоялся круглый стол на тему «Создание кластера легкой промышленности на Северо-Западе. Инновационные и кластерные программы, практическое применение в легкой промышленности». Организатор мероприятия — Союз предприятий легкой промышленности  Санкт-Петербурга при поддержке Комитета по промышленной политике и инновациям и ОАО «Рослегпром». Наряду с членами Союза в заседании круглого стола приняли участие разработчики кластерной программы, специалисты в области экономики, сертификации, охраны безопасности,  представители вузов и СМИ. 
Читать далее »

Lectra: практические занятия как форма познания и общения

В июне в Минске состоялся семинар компании Lectra, в котором приняли участие руководители и специалисты ведущих швейных предприятий Беларуси. Все они уже применяют продукты компании Lectra и приехали как за новыми САПР-решениями так и для ознакомления с раскройным комплексамиVector на практике. По роду деятельности мне часто доводилось принимать участие в самых различных семинарах, поэтому высокий уровень ведущей западной компании в области САПР и производства раскройных комплексов был ожидаем. Поразило другое: это был настоящий диалог специалистов, многогранный обмен опытом, и все это проходило в очень дружеской и доверительной атмосфере.
Читать далее »